Меню сайта
Категории каталога
Моя библиотека [23]
чаво прочитала , то и вам даю прочитать))
Наш опрос
Как вы относитесь к нашему клубу?
Всего ответов: 576
Начало » Файлы » Моя библиотека

"Далекие Королевства" Кристофер Банч, Аллан Коул
[ ]
Моя сестра с грохотом ворвалась в тренировочный зал, расшнуровала кирасу и сбросила ее на пол.
— Если ты любишь меня, мой дорогой брат, — взмолилась Рали, — дай мне напиться, пока я не погибла от жажды.
Я поспешил к камину, где кипел приправленный специями пунш, снял щипцами кувшин и налил дымящегося ароматного напитка в бокал. Это был любимый напиток сестры. Она усмехнулась, когда я протягивал ей бокал.
— Какой заботливый брат, — сказала она. — И какой бескорыстный. Готов исполнить любой приказ сестры, не ожидая награды. — Она припала к напитку.
— Не дразни меня, Рали, — попросил я. — Я и так плохо сплю после нашего разговора на прошлой неделе.
— О, насчет того, как ты спишь, можешь мне не жаловаться, — со смехом сказала она. — Ты наверняка подливаешь своей подружке очередную порцию любовного напитка, и она всю ночь не дает тебе спать. — Сестра прошлась по залу, сбросила со своих длинных ног сандалии и устроилась на кушетке. — Разотри ка мне ноги, — скомандовала она, — и три, пока не скажу — хватит.
Я бросился выполнять команду. Мне не терпелось узнать, на чьей же стороне сестра. Если она не за меня, то у меня мало шансов уговорить отца согласиться с предложенным Яношем планом отправиться на поиски Далеких Королевств. Если же она «за» и берет на себя задачу уговорить отца, то появляется надежда на то, что он благословит и финансирует мою первую самостоятельную экспедицию.
Рали вздохнула, пока я терпеливо массировал ее уставшие ноги, и выпила еще.
— Эта жизнь убьет меня, — сказала она. — Каждый день одно и то же. Каждое утро надо вскакивать и гонять на занятия моих женщин. До сумерек вожусь с бумагами, и только перед сном немного вина и жареного мяса в компании с Отарой. Сил едва хватает на то, чтобы ночью лишь немного поласкаться с Отарой. Она уже начинает оплакивать меня, как покойницу.
Отара не первый год была ее любовницей. Маленькая, заботливая женщина хрупкой красоты, она до безумия была влюблена в мою сестру, и если бы потребовалось, то отдала бы за нее и жизнь. Но не потому, что Рали была такой уж беззащитной. Сестра была высокой, мускулистой женщиной с узкими бедрами. Она была старше меня на десять лет и в боевом искусстве всегда меня превосходила. Стремительная в нападении, как волк, и гораздо более его опасная. Она с одинаковым мастерством владела саблей, дротиком и мощным роговым луком.
Но еще никто, даже по ошибке, не принимал ее за мужчину, а уж сама она и подавно не копировала мужское поведение. Обладая приятными формами и изящными движениями, она лишь в разговоре позволяла себе солдатскую простоту. Когда я был еще малышом и мне позволялось находиться в ее ванной, я помню, как был изумлен, увидев молочно белую кожу там, куда не допускалось солнце. Там, где у меня потом выросли рыжие волосы, у нее они были бледно желтыми. А глаза голубели цветом чистого моря.
— Как бы я хотела схватиться с кем нибудь, чтобы разогнать кровь, — продолжала Рали, пока я растирал ее натруженные ноги. — Или совершить настоящий, а не тренировочный поход. Чтобы устрашить врага. Или осадить какой нибудь город. — Она поднесла к полным губам бокал и еще отпила. — Но что то мне не верится, что такое может случиться в недалеком будущем, — сказала она. — Магистрат боится отпускать нас далеко от Ориссы. Боится, что в наше отсутствие налетят орды варваров.
Рали была капитаном гвардии маранонок. В те времена это войско состояло из пятисот женщин воинов, давших клятву любимому женскому божеству войны — Маранонии. Они отрекались от замужества, от материнства и остальных нормальных функций женщины, принятых в нашей культуре. Эти женщины охранницы были отлично вымуштрованы и занимались охраной Ориссы. Хотя среди них лишь немногие всерьез ненавидели мужчин, но зато все в качестве сексуальных партнеров предпочитали женщин.
— Еще бокал пунша? — спросил я. — Или, может быть, хочешь поесть? А хочешь, отнесу тебя в ванную. И вообще, твой брат подхалим готов выполнить любое желание своей сестры. Сестры столь же прекрасной, как и мудрой. Такой же мужественной, как и нежной. Такой же…
— Заткнись, пока меня не вырвало, — засмеялась сестра. — Ну хорошо, Амальрик. Твоя взяла.
Я уже не массировал ее ноги, а ласково их поглаживал.
— О, поведай мне, пророчица, — запричитал я. — Поведай, что на сердце у меня.
Рали хихикнула, но не над моей остротой, а оттого, что ей стало щекотно. Это местечко я отыскал у нее на ноге, еще когда был ребенком, а она была зеленым новобранцем.
Моя сестра была одним из немногих людей, с которыми я чувствовал себя совершенно непринужденно. Не было такого секрета, который бы я ей не доверил, не было такого проступка, который бы она мне не простила. Но она никогда не злоупотребляла этим доверием и не становилась назойливо любопытной. И всегда и во всем я доверял ее советам. Может быть, именно потому, что ее не было со мной последние месяцы, я ввязался в эту историю с Мелиной и слишком уж увлекся, чтобы прислушиваться к голосу разума. Когда же я наконец обратился к Рали, она сказала примерно то же самое, что и Янош. Она сказала, что происшедшее лишь сделает меня опытнее в житейских делах.
— Я не собираюсь уговаривать тебя не поступать так впредь и больше не грешить, — сказал она. — Но я бы хотела надеяться, что в следующий раз твои грехи не обойдутся тебе так дорого и… с такой оглаской. — Затем она впилась в меня своими голубыми глазами и спросила, что я намерен предпринять дальше.
— Пора сделать собственное открытие, — отвечал я. — И помочь отцу в его деле.
— Отличные слова, дорогой брат, — оказала она. — Но я сомневаюсь, что это действительно то, что ты хочешь. Уже некоторое время я замечаю в твоем поведении нечто, имеющее причины более глубокие, нежели просто юношеское безрассудство. И видимо, тебя не прельщает скучная жизнь торговца.
Только тут я понял, насколько проницательна моя сестра воин. Наверное, я действительно сопротивлялся унылому будущему в обществе людей, озабоченных лишь наживой.
— Как ты угадала! — вскричал я. — Если бы я и хотел быть купцом, подобно отцу, то все же желал бы совершить нечто большее, чем просто продолжать семейное дело. Я хочу найти собственный путь, а не быть только сыном богатого человека, всем обязанным деяниям старших.
— И что же ты собираешься предпринять? Ты уже что то придумал? — спросила она.
Я рассказал ей о Далеких Королевствах и о моем желании сделать их целью моего открытия. И еще я рассказал ей о Яноше. Она слушала внимательно и не высказывала своего мнения, пока я не закончил рассказ. Затем она сказала:
— Я не скажу ни нет, ни да. Во всяком случае, пока. Однако… Для начала я хотела побольше бы узнать о твоем новом друге, Яноше Серый Плащ. Только после этого я выскажусь окончательно.
Я понял, что наступило время серьезных решений. Несмотря на веселое настроение сестры, в глубине души я с мучительным нетерпением ожидал, что она скажет что то очень важное. Сестра подтянула ноги на кушетку и села прямо.
— Принеси ка мне, пожалуйста, еще выпить, — сказала она, — а я расскажу тебе, что узнала.
Я мгновенно выполнил ее просьбу и сел рядом, едва дыша.
— Ты уж прости меня, дорогой Амальрик, — сказала она, — что я к твоей затее отнеслась с подозрением. Прежде чем оценить твой замысел, я принялась разнюхивать, уж не относится ли твой друг к числу негодяев. — Поднятая рука прервала мой протест. — Ты должен признать, что компании, которые ты водил в последнее время, состояли из весьма подозрительных молодых людей и девиц. А все, что я знала о нем, это только то, что Янош — новый, хоть и самый лучший друг.
Я кивнул, признавая ее правоту.
— Для начала, — сказала она, — я перемолвилась с моими знакомыми из охраны магистрата. И пришла к заключению, что Янош не только блестящий солдат, но и умелый командир, настоящий лидер. — Я с облегчением перевел дыхание. — Но не торопись, — предостерегла меня Рали. — Все не так просто. Похоже, за то короткое время, что прослужил здесь капитан Серый Плащ, у него появилось немало врагов. Я, правда, думаю, что ему просто многие завидуют. К тому же его самоуверенное поведение злит многих из этих богатых сукиных сынов, которые руководят своими солдатами, не выходя из любимых таверн.
Я вмешался:
— Не забудь о его происхождении и о том сроке, что он отслужил у ликантиан.
— Это я все знаю, — ответила сестра. — Но странным образом эти факты не сильно свидетельствуют в его пользу. Мать Яноша, ориссианка, происходила из семейства Кетер. У нее была репутация упрямой, вспыльчивой и романтичной девицы. Отец Яноша был принцем из Костромы, изредка приезжавшим с торговыми миссиями в Ориссу, где и познакомился с юной дочерью семейства Кетер. Они влюбились друг в друга. В то время это было равносильно скандалу. Разноплеменные браки не поощрялись. Особенно после того, как мать Яноша, не считаясь с желанием семьи, сбежала с юным принцем. Похоже, они оба погибли. Хотя никто и не знает, при каких обстоятельствах.
Вот этим, наверное, и объяснялось нежелание Яноша рассказывать о родителях.
— Как он оказался на службе у ликантиан, — продолжала сестра, — я на самом деле не знаю. Хотя подозреваю, что после смерти своих родителей он просто остался без средств к существованию.
— Он очень беден, — сказал я. — Я уже понял, что он экономит на всем, лишь бы как то содержать себя, служа в гвардии.
— Это точно, — сказала сестра. — И очевидно, свою службу он рассматривает как важное дело. Чтобы в дальнейшем, вращаясь в высших кругах, иметь возможность встретить людей, способствующих его карьере.
— И именно я стал таким человеком? — встревоженно спросил я.
Сестра похлопала меня по руке.
— Не торопись, пока я не договорила, — сказала она. — Может быть, он и беден, но не думаю, чтобы именно деньги были его целью.
— Да он и сам об этом говорил, — сказал я, уже сожалея, что мгновение назад усомнился в своем друге.
— И похоже, что с того самого времени, как он объявился в Ориссе, семейство Кетер, а вернее, то, что от семейства осталось, заволновалось. Они боятся, что он нанесет им визит и потребует какой нибудь помощи. В которой, разумеется, ему будет отказано. Считается, что у него нет никаких прав, поскольку не осталось прямых родственников по материнской линии. Отец его матери умер, не выдержав позора, когда его дочь сбежала с принцем варваров.
— Но ведь он же не обращался к Кетерам, не так ли? — спросил я.
— Не обращался. Правда, он обратился к своему дяде. Но, к величайшему облегчению для того, очень вежливо дал понять, что в родственных узах не ищет материальных интересов.
— Это похоже на Яноша, — сказал я.
— Да. Его намерения честны. К сожалению, денег от намерений в его кошельке не прибавилось. — Рали допила и поставила бокал на стол. — Чтобы укрепиться в своем впечатлении, — продолжила она, — я нанесла визит ему самому.
Я вздрогнул и застыл в напряжении.
— И что же? — не выдержал я. Сестра рассмеялась:
— Я думаю, что твой друг сумасшедший и знать его — опасно.
Я нахмурился, озадаченный такими определениями и этим смехом.
— Особенно женщинам, — сказала она. — Он знает, как обращаться с женщиной и как угодить ее уму, а не внешности. Он не отводит глаз и каждое слово взвешивает, словно оно — драгоценность. Мы прекрасно поболтали. И в конце разговора он дал мне понять — весьма изысканным и вежливым путем, — что ничего бы так не желал, как оказаться со мною в постели!
— Что? — чуть не заорал я, рассердившись на Яноша, который осмелился оскорбить мою сестру.
Рали еще сильнее рассмеялась.
— Ох, ты бы посмотрел на выражение своего лица. Да еще с этими твоими волосами ты мог бы освещать площадь в безлунную ночь. Но к чему столько страсти? Особенно когда никакой необходимости в твоем покровительстве нет. Я же сказала, что все было очень благородно, лишь намек был сделан. Очень легкий намек. И должна тебя уверить, что, если бы я решилась лечь в постель с мужчиной — о чем и думать то противно, — у твоего друга было бы немало шансов. Он невероятно привлекателен. Если бы еще не этот шрам, он был бы просто красавец.
Я обрадовался:
— Итак, Янош тебе понравился?
— Еще бы, конечно. Он хороший воин. Грамотный. И я не сомневаюсь, что он сделает все, лишь бы вы в целости и невредимости вернулись после ваших открытий.
— А что ты скажешь о самом плане? — спросил я. — Ведь мы же собираемся отыскать Далекие Королевства.
— Я полагаю это безумием, — заявила сестра, вновь обретая серьезность. — Но в то же время я думаю, что если ты не отправишься туда, то потом будешь сожалеть всю оставшуюся жизнь.
Она наклонилась ко мне, словно собираясь сказать нечто важное:
— А вообще, Амальрик, я завидую тебе. Я завидую и потому зла на всех мужчин. Ведь еще девочкой я мечтала о таких вот приключениях. Но быстро поняла, что еще с рождения я раба своего пола. И обречена рожать детей от какой нибудь свиньи в мужском обличье, который будет командовать мною всю жизнь. Я могла бы стать и любовницей, с желаниями которой считаются, да только и это один черт. Поскольку даже это не по мне. Ведь я дочь благородного семейства. Слава богам, я родилась со склонностью всех Антеро в крови к занятиям атлетикой и у меня были понимающие отец с матерью, которые не возражали против моего поступления на службу в гвардию маранонок. И поверь, я предпочитаю эту мою скуку любой другой, которые предлагает моим сестрам этот город.
— Так ты поможешь протолкнуть этот план? — спросил я.
— Помогу. Но по причине более глубокой, чем потакание страсти юности к приключениям. Ведь в случае твоего успеха расцветет все семейство Антеро. И тогда мы сможем покончить со всеми слухами, выходящими по нашему адресу из Совета воскресителей. Конечно, Халаба не вернешь. Но, по крайней мере, он упокоится в мире.
— Мне показалось, что однажды вечером я видел его призрак в таверне, — сказал я. — Тем вечером, когда я познакомился с Яношем. И Халаб улыбался мне. И, ободряя, поднял вверх большой палец.
— Какое предзнаменование! — сказала сестра. — Должно быть, призрак Халаба предвидит, что должно произойти.
Наступила долгая тишина. Так случалось всегда, когда упоминали имя Халаба. Ему не повезло, что пути нашего семейства и воскресителей пересеклись. Ему не повезло, что он родился сам с талантом воскресителя. Еще ребенком он предсказывал нежелательные беременности нашим горничным, и это оказывалось правдой. Он заранее знал о смерти нашей матушки, и за шесть месяцев до того, как это произошло, он просто перестал с кем либо разговаривать.
Я запомнил лишь несколько фокусов, которые он демонстрировал, чтобы развлечь или успокоить меня. У меня был любимый хорек, которого я повсюду таскал с собой. Он жил и кормился у меня в кармане, а ночью спал рядом со мной на подушке. Однажды мой любимец заболел и умер. Это случилось вскоре после смерти моей матери, и второй такой удар был просто ужасен для ребенка моих лет. Я погрузился в такую тоску, что чуть не умер от лихорадки. Халаб же выкопал хорька из могилы в саду, где я его похоронил. Я помню, как он бормотал воскрешающие заклинания, сидя у моей постели, и при этом крошечное тельце животного свешивалось в его руках над голубым дымом, струящимся из медной чаши. Я запомнил и отвратительный запах горящей плоти. Халаб бросил в огонь какой то порошок, и внезапно отвратительная вонь сменилась удивительным ароматом. Затем он дунул на животное и покрутил его за хвост.

-----------------------------1423396530803
Content-Disposition: form-data; name="format"

1

Категория: Моя библиотека | Добавил: Волчара
Просмотров: 1389 | Загрузок: 16 | Комментарии: 1 |

Всего комментариев: 1
0
1 Волчара  
эт самый первый роман)))его качать первым))) biggrin

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Поиск по каталогу
Друзья сайта

Статистика



Copyright MyCorp © 2006 Используются технологии uCoz